Назад

Интервью

Полина Филоненко: "Мы, киношники — маргиналы"

беседовал

12:48

Полина Филоненко стала известной мгновенно: будучи на третьем курсе Театрального института «Школа Русской Драмы им. И. О. Горбачева», актрису пригласили сыграть Соню Мармеладову в многосерийном фильме Дмитрия Светозарова по роману Достоевского «Преступление и наказание». Как говорит сама Полина, она намеренно отказывалась от съемок в сериалах, предпочитая авторское кино. В 2008 году картина Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» принесла актрисе награду за лучшую женскую роль Европейского кинофестиваля в Брюсселе, что принесло ей еще большую популярность. 26 сентября на экраны вышла лента «Привычка расставаться» режиссера Екатерины Телегиной, где Полина сыграла одну из ролей, не совсем свойственную ее творческой биографии. Перед премьерой картины журналист Муви.ру Антон Широких побеседовал с Полиной Филоненко и выяснил, каково сниматься в социальных драмах и почему порой необходимо сменить амплуа.

____________________

— По вам заметно, что вы волнуетесь. Для меня всегда казалось парадоксальным, что актер может волноваться.

— Здесь надо отличать кино от театра. Чем мне нравится кино: мы все вместе собираемся, где каждый — свой человек. На съемочной площадке царит почти интимная обстановка, поэтому публичность уже не для нас. Мы, киношники — маргиналы. Когда киношники выходят на сцену, чтобы представить фильм, они, как правило, ведут себя робко, даже немного стеснительно, в отличие от театралов.

— Как пришла вам идея стать актером?

— Идея принадлежала моему брату. Он нашел объявление, что в театральную школу набираются дети. Мне было тогда 8 лет. Однажды он приходит домой и говорит: «Мама, папа, Поля должна быть актрисой!» Мама: «Сначала надо у Поли спросить». Брат: «Нет, я уже все решил». Мне идея понравилась и я с удовольствием согласилась. В детстве, я помню, все время сомневалась, кем мне стать: певицей? — голоса нет, моделью? — рост маленький. Хотелось себя куда-то направить, и брат верно за меня решил. Если бы не он, ничего бы этого не было.

____________________

«Можно всю жизнь просниматься, но не иметь фотосессий в знаменитых журналах: а меня сразу начали приглашать — L’Officiel, Vogue»

____________________

— Когда вы поняли, что стали знаменитой?

— Когда я училась в театральном институте, мне предложили сняться сразу в 2 фильмах: в картине «Яр» по Сергею Есенину и в сериале «Преступление и наказание», где я сыграла Соню Мармеладову. На то время я никогда не снималась в кино. Это были два параллельных проекта: я жила между двух городов и постоянно ездила туда-сюда на поезде. Вокруг «Преступления и наказания» сразу началась какая-то шумиха, особенно в Питере. Начались фэшн-съемки. Я об этом даже думать не думала. Иногда можно всю жизнь просниматься, но не иметь фотосессий в знаменитых журналах. А меня сразу начали приглашать — L’Officiel, Vogue. Это был — космос. Я просто сходила с ума от этого. Мы даже еще фильм не закончили снимать, и я еще училась в училище, а ко мне уже было такое пристальное внимание.

— Как вы думаете, удался ли вам сложный образ Сони Мармеладовой?

— Если не скромничать, то, в целом, да. Я горжусь этой работой, мне за нее не стыдно — от самого начала и до самого конца.

— Как критики отнеслись к вашей работе?

— Статьи с грязью начались еще тогда, когда сам фильм не был готов. Я помню, что в одной статье критик утверждал, что во мне невозможно узнать актрису. Но когда уже вышла картина, я получила массу положительных отзывов, особенно о своей роли. Было очень приятно. Во время «Закрытого показа» Гордон пожал мне руку и поблагодарил за проделанную работу. Услышать от такого человека похвалу для меня было очень ценно.

____________________

«Моя Соня получилась немного юродивая, вечно запуганная, вечно в углу, с таким кротким взглядом»

____________________

— Вы чувствуете в себе что-то от Сони Мармеладовой? Было ли сложно найти что-то общее с этим образом?

— Как ни странно, с самого начала было очень легко. Сейчас, я думаю, было бы сложно играть — в силу своего возраста, в силу своего опыта. Моя Соня получилась немного юродивая, вечно запуганная, вечно в углу, с таким кротким взглядом. Это потому, что для меня все это было в новинку, я всего боялась, была нерешительна — и этот мой непрофессионализм сыграл на руку моей роли. Когда я знакомилась с Дмитрием Светозаровым, режиссером сериала, я сидела перед ним и так его боялась. Ему это очень понравилось и он вызвал меня на пробы.

— Расскажите о вашей роли в фильме «Все умрут, а я останусь».

— В этом фильме было сложно сниматься морально. На то время мне исполнился 21 год, и возвращаться вновь в переходный возраст было тяжело. Переживать прошлое, эти конфликты с родителями… На площадке было легко, а вот за ее пределами — неприятно: постоянно снились сны, в которых я ругалась с родителями. Я не могла прийти домой и расслабиться, роль не отпускала. И все это продолжалось до тех пор, пока не закончились съемки. Меня постоянно трясло, я начала худеть.

— Это неприятно…

— Я могу сказать, что мне было очень комфортно в школе: я себя чувствовала, как рыба в воде. Но что касается отношений с родителями, то здесь были определенные сложности. Я даже не люблю смотреть это кино. Я не могу заново все это переживать.

____________________

«После работы с Валерией Гай Германикой во мне родилась уверенность, которая до сих пор со мной живет»

____________________

— Каково было работать с Валерией Гай Германикой?

— Она, конечно, неоднозначный человек. Но мы поняли, что смотрим в одну сторону. Мы хотели примерно одного результата. Когда у меня не было вопросов, что мы делаем, а у нее не было вопросов, что я играю — было очень здорово. Она — один из моих любимых режиссеров, с кем мне довелось работать. Какая-то химия у нас возникла. Мне повезло, что я ее встретила. Она меня захваливала, и этот факт сыграл для меня огромную роль: я избавилась от большого количества комплексов. Она меня так захвалила, что я поняла, что делаю все верно. Она никогда не стеснялась в эмоциях. Когда ей что-то нравилось, она кричала: «Это круто! Это круто! Все смотрите, как делает Полина!» Это так вдохновляло и окрыляло. После работы с ней во мне родилась уверенность, которая до сих пор со мной живет.

— Она не звала вас в другие проекты?

— Я ездила как-то к ней на пробы на фильм «Краткий курс счастливой жизни». Я не хотела ехать, но я все-таки приехала. Там должны были быть актрисы немного постарше, чем я. Меня не взяли, да я, честно говоря, вряд ли бы пошла.

— Скажите пару слов о вашей последней роли в фильме «Привычка расставаться».

— Эта роль — мой маленький подарок судьбы, потому что в какой-то момент я очень устала от социальных фильмов, в которых постоянно надо себя преодолевать, тратить много душевных сил, отдавать, отдавать, отдавать себя и ничего не получать взамен. А здесь просто пришел — и занимаешься творчеством. Здесь другая роль, другая атмосфера. Это — мелодрама. Все так чудно и прелестно. У меня роль такой зефирки, милашечки. Я ждала этой роли, я, действительно, ее хотела, потому что все меня воспринимают как барышню с тяжелой судьбой. Мне хотелось от этого избавиться. Это — маленький шажочек в сторону расширения своего актерского диапазона.

К ДРУГИМ ИНТЕРВЬЮ