Перевод с американского

American Translation

kinopoisk.ru-American-Translation-86011

kinopoisk.ru-American-Translation-86011

1
5,7 IMDb
Аврора — богатая наследница, Крис — паршивый щенок, ни кола, ни двора; их страсть предопределена законами жизни и искусства, где барышня всегда отдаёт предпочтение хулигану. Однако есть одно отягчающее и не вписывающееся ни в какие рамки обстоятельство: Крис — прирождённый серийный убийца. Для него лишение жизни случайно встреченных парней и девушек легкого поведения — род мучительной и сладостной болезни, не тупая уголовщина, а почти мистический опыт, который Аврора, кажется, не прочь разделить.

Рецензии к фильму

Написать рецензию
* необходимо ввести название
Правила написания
  • Не стоит раскрывать важные детали сюжета в рецензии (спойлеры).
  • Рецензия должна быть написана на правильном русском языке, нецензурные выражения не допустимы.
  • Постарайтесь, чтобы рецензия была развернутой и интересной.
  • Перед публикацией на сайте все рецензии проходят проверку модератором — это может занять некоторое время.
  • Использование html-тегов в рецензии недопустимо.
  • Если вы не хотите писать длинную рецензию, просто оставьте комментарий.
B I U S
* введите текст рецензии ошибка связи с сервером
* некорректная ссылка

Ваша рецензия отправлена на модерацию

Сердце не прячь, она не промажет 15.12.2011
Anny Mike
Anny Mike

Кинематограф Франции – великий и ужасный… чем обусловлена его героическая глубина? Скорее всего, тем, что братья Люмьер были именно французами, и, стало быть, во Франции должны знать толк в кино, благо оно у них и родилось и от них и распространилось, словно вирус, по всему остальному миру.

Сей...

Кинематограф Франции – великий и ужасный… чем обусловлена его героическая глубина? Скорее всего, тем, что братья Люмьер были именно французами, и, стало быть, во Франции должны знать толк в кино, благо оно у них и родилось и от них и распространилось, словно вирус, по всему остальному миру.

Сейчас тон французскому кинематографу задают такие люди, как Люк Бессон, Франсуа Озон, Филипп Гаррель – это извращенцы от бога, те, что намажут плесневелый сыр лягушачьей икрой, положат на лицо трансвеститу и съедят все это ложечкой из черепной кости обезьяны. Мы понимаем, что истинно талантливые (и везучие) люди завсегда обречены угодить в пучину мэйнстрима и их неповторимый стиль будет сглажен его волнами. Это не хорошо и не плохо, это жизнь. Умные мальчики и девочки давно уже отказались от контрастного идеализма и выбрали нежный капиталистический флер: искусство=экономика.

Но на смену ушедшим наверх по золоченой лесенке всегда приходят новые, зачастую не менее талантливые мозги. Иногда они уходят вслед за предшественниками вверх, иногда навсегда зависают на своем наивном, гордом и малобюджетном фестивальном уровне. Таковы, например, Паскаль Арнольд и его идейный побратим Жан-Марк Барр, режиссеры нового фильма «Перевод с американского», представленного на недавнем фестивале французского кино. Именно об этой ленте я вам и расскажу – совсем немножко, чтобы не запудрить ум и оставить право порешать самим такую изменчивую субстанцию, как французское кино.

Для начала напомню, что мосье Арнольд и мосье Барр большие любители поснимать франко-интернациональную эротику. Их истории напоминают местечковые манифесты свободы – их герои трахаются везде, где можно и нельзя, и получается у них это неимоверно красиво и в равной степени идейно. Я уже говорила, что истинный творец из идеалиста при определенном везении вырастет в капиталиста, так вот – эти ребята пока еще на первой, подкупающей и прекрасной стадии. Их ленты отличаются безотказной страстью любовной драмы, откровенностью сцен, красотой кадра – и всегда, ну всегда, черт возьми – сложно преодолимыми преградами на пути влюбленных.

Таковы «Слишком много плоти» и «Любовники» - красивое артхаусное полу-порно с сюжетом, напрашивающимся на зрительское сопереживание. Таков и новый «Перевод с американского» - только теперь режиссеры пошли еще дальше и вместо незначительной проблемы нелегальной эмиграции (как это было в «Любовниках») между по уши влюбленными друг в друга героями встает не абы что, а… маниакальная страсть к убийству. Действительно, кого интересует этот детский лепет с угрозой депортации? Вот любовь к маньяку – это действительно увлекает. Тем более главный герой не простой маньяк, а самка богомола в обличии самца человека – мочит своих любовников (обоих полов кстати) почем зря. А со всем этим должна мириться истинная избранница его сердца – ну ка дамочки, вы все еще сердитесь на своего милого за то, что он забыл про вашу годовщину?

Свобода, под знаменами которой выступают Паскаль Арнольд и Жан-Марк Барр здесь действительно торжествует. Фильм навевает ассоциации с «Мечтателями» Бертолуччи – но единственно тем, что в очередной раз демонстрирует, какая несусветная дребедень творится в мозгах двадцатилетних. Они живут своей страстью, без оглядки доверяя ей, будь это страсть к человеку, путешествиям или к убийству. Каждое новое поколение до сих пор вновь и вновь провозглашает эти же бессмертные принципы: «Я имею право любить!», кричит оно. «Я имею право любить и буду любить, пусть даже эта любовь будет против всего мира». Прекрасно… в большинстве случаев ровно до тех пор, пока не закончатся папины деньги или не родится первый ребенок, и на фоне этой ответственности право на любовь будет вытеснено, например, правом на труд.

Господа Арнольд и Барр достойны высшей похвалы за то, что, находясь сами в уже зрелом возрасте, тем не менее, умеют прекрасно воссоздать на экране бушующую стихию в головах всех двадцатилетних – и всех влюбленных.

За французский шарм, за интригу, надрыв, красивую эротику в красивом кадре и, наконец, за провозглашение абсолютного господства Любви, «Перевод с американского» получает 8 из 10.

0
Коментировать Читать полностью